ru_antiviza (ru_antiviza) wrote in ru_antivisa,
ru_antiviza
ru_antiviza
ru_antivisa

Categories:

Можно ли жить между таможнями на нейтральной полосе? Можно!

Комментарий АВ. Вашему вниманию - рассказ-быль Андрея Коряковцева о русском путешественнике, поселившемся на необитаемом острове на голландско-немецкой границе после того, как его не пустили к себе немецкие пограничники (действие в рассказе происходит еще в то время, когда Шенгена не было и в каждую страну нужна была отдельная виза). Вдохновлённые примером русского нелегала, на этом же острове начинают жить местные неформалы и устраивают там вольное поселение.
-----------------------------------------------------------------------------------------------------------

ХРОНИКА ОДНОЙ ТРАМВАЙНОЙ ПОЕЗДКИ
Философский автостоп по трассам русского рока


СТРАНА РОЯ
Быль


Это произошло в Голландии. Мой новый знакомый уже решил возвращаться домой, как у него украли вместе с деньгами все документы: и визу и загранпаспорт. Выйдя из автобуса, он зачем-то полез в рюкзак и обнаружил, что боковой карман аккуратно срезан. В растерянности Рой долго стоял на тротуаре, тупо уставившись в придорожную рекламу. Денег было не жалко. Он зарабатывал их уличными концертами. Но потеря ксив сулила большие проблемы при встрече с пограничниками, а пересечь по пути домой ему предстояло ещё три границы. В посольство обращаться бессмысленно, подумал Рой, вспомнив опыт одного своего друга, и, отойдя от шока, направился прямо на КПП, решив там всё рассказать, а потом посмотреть, что будет.


Толстый вальяжный голландский цербер, которого Рой про себя почему-то прозвал «Фризом», выслушав его объяснения, начал ворчать на вечные «проблемс» с этими «рашенз», а затем посоветовал вернуться поискать пропажу. Впрочем, из того, что он говорил, Рой понимал только половину, поскольку тот безбожно мешал английские и голландские слова. Наконец, выговорившись, цербер заинтересовался содержимым Роева рюкзака и внутренностями его гитары и, после того, как Рой ответил утвердительно на вопрос, бывал ли он в амстердамских кафештанах, начал рыться в его вещах со сосредоточенным пыхтением, призвав на помощь коллегу. Но их ждало разочарование: в рюкзаке ничего не было, кроме походных принадлежностей, запасных гитарных струн и томика стихов Сида Баррета, а в гитаре притихли только отзвуки Роевых песен. Коллега «Фриза» что-то небрежно сказал и ушёл. «Фриз» закурил, солидно помолчал, и свирепо изрёк:

— Lets go home!

— Thank you very much! — обрадовался Рой.

Выйдя из голландского КПП, он, недолго думая, направился пешком в сторону германской заставы, намереваясь уже за ней заняться привычным автостопом.

Граница между владениями нидерландской короны и Северной Рейн-Вестфалией шла по довольно широкой речке. Через неё был переброшен автомобильный мост, срединные сваи которого уходили не в воду, а в песчаный островок, заросший вереском и молодыми ивами. Рой шёл над ним, любовался безоблачным небом, утонувшими в зелени речными берегами, лениво текущей водой, от которой веяло прохладой... Путешествие заканчивалось. Позади пол-Европы, десятки знакомств, записи с французскими шансонье...

Рой поправил рюкзак и ускорил шаг. За месяц музыкально-автостопных скитаний он устал, очень устал и теперь хотел одного — быстрее вернуться домой и побездельничать.

Немецкие пограничники встретили Роя удивлённо и настороженно, поступив с ним иначе, чем голландцы: они сначала его обыскали, а потом выслушали. Выслушали спокойно, деловито переспрашивая, уточняя детали и, как казалось Рою, доброжелательно кивая головами. Однако старший по званию вдруг подошёл к нему вплотную. Поправляя круглые очки, съехавшие на нос, начальник произнёс по-русски, придав лицу казённое выражение:

— Вам нельзя идти Дойчлянд. Вам надо идти обратно Амстердам искать аусвайс. Без визы Дойчлянд нельзя.
Рой закусил губу, собрал вещи и направился обратно на голландскую заставу.
«Фриз» заметил его издалека, важно выйдя навстречу. Рой, разведя руками, рассказал ему про разговор на немецкой стороне. Тот равнодушно выслушал и помотал головой: без документов в Нидерланды он никого пропустить не может.

— Ты — толстая задница, — сообщил ему Рой на русском языке, и поплёлся обратно к немцам.

Немцы на этот раз от него просто отмахнулись:
— Вас больше не слушать. Вы мешать работать.

Рою отчаянно захотелось нахамить, и он, напрягая голосовые связки, сообщил прямо в ухо уже знакомому начальнику подразделения: «Гитлер капут!»

— Jah, jah, caput, — согласился тот, бесстрастно глядя ему в глаза сквозь свою зоркую оптику.

Рой сплюнул и повернул назад.

Он дошёл до половины моста, облокотился на парапет, и стал думать, грызя сухарь. Очевидно, обе заставы уже давно созвонились по его поводу и сейчас забавляются, играя им в пинг-понг. Сволочи. Но что же ему делать? Ему домой надо...

А как красиво вокруг! Как уютен этот островок под ногами!

И тут Роя осенило. Он спустился по железной арматуре вниз и спрыгнул прямо в густой вереск. До вечера он купался и загорал, заночевал в палатке, разведя костёр, а утром пограничники с обеих застав увидели в бинокли торчащий посреди островка длинный шест, а на нём — развевающуюся на ветру белым флагом Роеву майку с надписью, сделанной маркером на английском, немецком и русском языках: «Страна Роя». Ниже этих слов красовался пацифик.

Так Рой основал своё государство.

Его подданные ездили по мосту в обе стороны на грузовиках, велосипедах и легковых автомобилях. Он встречался с ними, выходя вечером, когда движение редело, с гитарой на парапет моста. Рядом он ставил свой флаг. Удивлённые водители притормаживали и заводили с ним разговор. Рой терпеливо объяснял им ситуацию, в которую попал, добавлял, что проводит акцию за отмену всех и всяческих границ, играл на гитаре... Ему сочувствовали, предлагали деньги. От денег он отказывался, потому что в своём государстве отменил товарно-денежные отношения, будучи коммунистом по убеждению, и добавлял, что вместо денег взял бы еды. Едой с ним делились охотно. Так вкусно и обильно Рой, пожалуй, не ел никогда в жизни.

Так прошло несколько дней.

Однажды утром Роя разбудили звонкие голоса, доносящиеся с островного берега. Затаив дыхание, он прислушался. Уж не пограничники ли? Да вроде нет: среди мужских голосов слышались девичьи, и слишком уж все они были веселы. Он быстро оделся и вылез из палатки.

Половина его острова была оккупирована босыми по самые макушки, лохматыми парнями и девушками, которые ставили палатки и тенты, разводили костёр, бегали взапуски друг за другом по песчаному берегу. Они сразу же заметили Роя и почти все кинулись к нему.

— Hi!

— Hi! — улыбаясь и щурясь от солнца, ответил Рой. Местные хиппи, накануне заметившие его флаг, присоединились к нему, и он с радостью даровал им всю полноту гражданских прав на территории своего государства.

...Всё это время голландские и немецкие пограничники спорили, кто из них должен устранять сие безобразие, и никак не могли договориться — ведь островок-то ничейный. Более того, он не значился ни на одной карте, поскольку был намыт рекой всего несколько лет назад...

Между тем «Страна Роя» («Ройлянд», как её прозвало новое население) процветала. Палаточный городок расширялся и занимал уже всё пространство островка. Все его жители, кроме Роя, имели право свободно пересекать обе границы, поскольку их документы были в порядке, и они частенько делали вылазки в окрестные городки на немецкой и голландской стороне, возвращаясь с продуктами. По этой причине для Роя отпала необходимость каждый день появляться на мосту ради заработка.

Население его страны с удовольствием развлекалось, и апофеозом этого праздника стал совместный концерт местных рок-групп и Роя. Его организовали телевизионщики с обоих берегов прямо на островке. У Роя взяли интервью, и он честно поделился своими проблемами, возникшими у него в связи с потерей документов. На следующий день местные газетки вышли с шапками: «Русская рок-звезда борется за единую Европу», «Русские пришли и научили нас как жить». Но более всего для Роя была важна статья под заголовком: «Прекратить полицейское преследование русского музыканта!», где рассказывалось о митингах в его защиту, проведённых голландскими и немецкими левыми.

Первыми не выдержали немцы. В один прекрасный день они потребовали, чтобы Рой явился к ним на заставу. Воспитанный в той стране, где от власти ничего хорошего ждать не приходится, он собрал вещи, и, сопровождаемый встревоженной волосатой братией, выполнил приказ. Пограничник, которому Рой орал в ухо «Гитлер капут», блестя своими «цейсами», бесстрастно вручил ему транзитную визу, добавив строго, что на пересечение Германии у Роя сутки.

Рой молча взял документ, попрощался с гражданами своей страны, передоверив им руководство ею, и решительно направился к трассе, чтобы последовать на восток.

...Просто он очень устал, и ему хотелось домой...
http://koryakovtsev.narod.ru/tram2.htm

Tags: Германия, ЕС, Нидерланды, беллетристика, депортация, история, нелегал, погранзона
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment